www.aFINa.su
  • Главная
  • Анонс.
  • Все обо всем и сразу.
  • Комментарий к фондовому рынку
  • Мифы и реальность финансового рынка
  • Технический анализ
  • Торговые идеи.
  • Финансовая грамотность
  • Карта сайта
  • Контакты
  • Главная страница | Мифы и реальность финансового рынка | Джесси Ливермор

    Джесси Ливермор
    Джесси Лауристо Ливермор, интеллектуальная мощь которого наводила ужас на сильных мира сего, неоднократно вынуждая финансовых воротил и власть предержащих просить его умерить пыл и пощадить рынки — человек, на своём примере показавший сколь многого можно добиться, опираясь лишь на здравый смысл и логику.

    Джесси Ливермор родился в 1877 году в городке South Acton в штате Массачусетс. Будучи сыном простого фермера, ни о каком высшем образовании он даже не мечтал. Впрочем, освоив трёхлетний курс математики за год, 14-летний паренек не хотел работать в поле и, заручившись поддержкой матери, с пятью долларами в кармане, бежал из дома. Как гласит легенда, дилижанс, на котором Джесси доехал до Бостона, остановился перед брокерской конторой Webber’s Boston. Так сама судьба указала будущему титану его роль. Хозяину конторы был нужен шустрый малый для записи котировок акций на доске — и Ливермор занял это место. Paine Webber’s Boston была не брокерская фирма в современном значении этого слова, а скорее букмекерская контора. Клиенты делали ставки на движение акций без их фактической покупки или продажи. Работа Джесси заключалась в том, что он принимал поступающие по телеграфу биржевые котировки акций из Нью-Йорка и выписывал их на специальную доску. Эта и была основная информация для игры клиентов. Работа была кропотливая и малоинтересная. Однако постоянно изменяющиеся цифры постепенно захватили его воображение. Со временем Джесси начал угадывать их дальнейшее изменение. Скорее ради любопытства он стал записывать наблюдения в тетрадку и отмечать все случаи, когда оказывался прав или не прав. В то время о том, чтобы самому сыграть на котировках, у него не было и мысли. Но в один из обычных рабочих дней его коллега по работе, такой же мальчишка, сказал Джесси, что у него есть «крутой инсайд» на акции и он собирает деньги на их покупку. Джесси сверился со своей тетрадкой: по его наблюдениям, эти акции должны были вырасти в цене. Не долго думая, он отдал все свои деньги. Выигрыш составил чуть больше $3. Не такие уж и большие деньги, но азарт уже охватил Джесси, он буквально загорелся идеей проверки своих предположений на реальных деньгах. Обладая простейшими навыками арифметики, Джесси быстро считал в уме и хорошо запоминал числа. При этом ему было абсолютно все равно, цены это на нефть или на акции компании по производству спичек. Единственным ориентиром для него было движение котировок — некое подобие технического анализа. В коротких перерывах своей работы он бегал в соседние конторы и делал ставки. Вскоре он совсем забросил работу: выигрыши намного превышали его основную зарплату. И теперь его полностью захватила игра. Брокерские дома того времени, расположенные вдали от Нью-Йорка, предоставляли своим клиентам шанс заработать на акциях. Но этот шанс был очень малым. Как уже было сказано, сами акции на бирже конторы не покупали. Для игры надо было внести лишь небольшой депозит, обычно $1 за акцию. Если котировки изменялись на $1 в выбранном направлении, капитал удваивался. Если же движение шло в обратном направлении, то терялся весь депозит. Это был своеобразный аналог фьючерсных контрактов, но только исключительно с вариационной маржей. Дела у Джесси шли весьма неплохо. Благодаря своей удачливости Джесси стал знаменитой личностью. Но эта известность выходила боком: как только его замечали на пороге какой-нибудь конторы, то тут же выпроваживали. Никому не нужен был странный юноша, который постоянно выигрывал и тем самым лишал бутафорские брокерские конторы доходов. Вскоре в городке не осталось ни одной фирмы, которая бы не знала его в лицо, и о крупных выигрышах пришлось забыть. Но теперь уже и самому Джесси хотелось чего-то большего, а именно — торговать на настоящей бирже. Так, в возрасте 20 лет с парой тысяч долларов в кармане Джесси Ливермор по прозвищу Юный Хват (boy plunger) уехал покорять Нью-Йорк. Большой город на берегах Гудзона встретил Джесси не очень приветливо. Оказалось, что нью-йоркские брокерские конторы работают совсем не так, как в провинции. Сделки там оформлялись с задержкой и отнюдь не по текущей цене. Играть на минимальных колебаниях было сложно. Джесси по старинке угадывал следующее движение котировок, но пока его приказ исполнялся, проходило достаточно времени, чтобы ситуация кардинально изменилась. А самое главное, настоящая сделка влияла на рынок, чего Джесси Ливермор совсем не учитывал. В результате, увеличив было свое состояние до $50 тысяч, он быстро все спустил и даже залез в долги. Однако жизнь большого города уже захватила его. Молодой Джесси не отказывал себе ни в каких развлечениях и разъезжал на собственном автомобиле. Первую неудачу он воспринял всего лишь, как неприятный урок и решил скататься в родной город. Обобрав уже подзабывших его бутафорских брокеров, он опять вернулся на биржу, чтобы начать свой путь к славе. Стиль торговли Ливермора к этому времени изменился. Он меньше рисковал, больше внимания уделял сохранению капитала. В современном понимании он следовал тренду: после пробных закупок наращивал позицию, только если она приносила прибыль. Как признавался сам Ливермор, часть особо выгодных сделок он совершал, руководствуясь своей интуицией. Порой, глядя на изменения котировок, он прогнозировал то, что предвидеть было невозможно. Постепенно на бирже Ливермор стал очень заметной фигурой. В 1906 году Ливермор провёл свою первую крупную операцию, заработав сотни тысяч долларов. Технический анализ (в современных терминах) он стал дополнять фундаментальным анализом. Он более подробно изучал сами компании, рынки на которых они работали. Но и сам он мог активно влиять на рынок акций отдельных компаний. Лучше всего ему удавалась «медвежья» игра — на понижение. При этом от чувства ложного патриотизма он также не страдал. Порой, в моменты озарений, Ливермор ставил на кон все, что имел. Так, во время биржевого кризиса 1907 года он играл на понижение всеми своими средствами. Но итоговый результат превзошел его ожидания. Именно тогда он заработал свой первый миллион долларов. Панику 24 октября 1907 года сам Ливермор сравнивал с опытом, когда мышь помещают в банку и выкачивают воздух: на рынке в этот момент возник кризис ликвидности. На место умирающей мыши он посадил всю Уолл-стрит. Но сам Ливермор оказался выше толпы. Его выверенная игра на понижение вынудила высших чиновников биржи просить его, чтобы он остановился. Ведь его продажи могли просто уничтожить фондовый рынок. И отступил он, пожалуй, лишь из-за того, что рынок ему был нужен для дальнейшей работы. После этой истории буквально во всех биржевых падениях видели лапу Ливермора. И вплоть до 1940 года по делу и без дела во всех обвалах обвиняли Великого медведя. До краха 1929 года он умудрился дважды крупно проиграться, но всякий раз возвращался на рынок. И к Великой депрессии Ливермор подошел уже в статусе самого влиятельного трейдера. Его состояние оценивалось в сотни миллионов долларов. У него было несколько домов в Америке, включая основную 29-комнатную резиденцию и шикарные загородные резиденции. Его гигантские яхты и драгоценности жён и любовниц сводили публику с ума. На работу он ездил на «Роллс-Ройсе», причем всегда на зеленый сигнал светофора: при виде его машины полицейские обеспечивали беспрепятственный проезд (конечно, за определенную плату). В своей работе Ливермор окончательно дистанцировался от биржевой толпы. В его шикарном офисе в Манхэттене находились только он и еще семь работников. Причем шесть из них были мальчишками. В их обязанности входило нанесение котировок на огромную зеленую доску — для него одного — финансовый гений предпочитал работать в полной тишине. Он жил на широкую ногу и расплачивался за ошибки соответственно: несколько раз теряв всё до последнего цента, Джесси уходил с арены с миллионными долгами, но неизменно возвращался, с каждым разом расширяя масштаб своих операций. Пик карьеры Ливермора пришёлся на 1929 год, когда во время кризиса он стоял во главе «медведей». После многолетнего бума США были низвергнуты в пучину финансовых паник и экономического спада. Это был его лучший год: предвосхитив крушение рынков, он заработал сто миллионов долларов. В те роковые дни, когда разорившиеся спекулянты сыпались из окон домов, он кормил рынок из своих рук, а пресса назвала его главным виновником тотального биржевого краха. Впрочем, вскоре за этим разгорелся настоящий скандал. Но дело было уже сделано. Ливермор готовился к этой операции почти год. Его приказы обслуживали две сотни брокерских фирм. Он настолько запутал следы, что биржевики не поняли, на чьей он стороне — «быков» или «медведей». Пик кризиса пришелся на 24 октября, а в ноябре Ливермор уже активно покупал акции. Он в очередной раз увеличил свой капитал, но был проклят газетчиками как виновник Великой депрессии. Первый раз в жизни биржевому гению пришлось воспользоваться услугами телохранителя. Последний раз Ливермор рискнул всем, что имел, в начале 30-х годов. Тогда удача уже отвернулась от него. И он опять проиграл свое состояние. В течение десяти лет он пытался вернуться — собирал небольшой капитал и опять проигрывал. Говорят, что написанная им книга советов для биржевых спекулянтов «How to trade in stocks», вышедшая вскоре после его смерти, была последней надеждой заработать денег для возвращения на рынок. Не смотря на то, что некоторые из его крылатых выражений до сих пор цитируются биржевиками, тогда эти мудрствования воспринимались уже как книга неудачника. И Гроза рынка начала XX века сдался. Написав прощальное письмо на восьми страницах, Ливермор закрылся в номере отеля и снес себе полчерепа выстрелом из ружья. Однако и после его смерти не было повода усомниться в его способности управлять деньгами. Своих жену и ребенка он не оставил без гроша в кармане. Еще во времена расцвета он оформил для них пожизненную ренту, и у его семьи остался солидный источник постоянного дохода.




    ПРАВИЛА ДЖЕССИ ЛИВЕРМОРА


    «Всему свое время, но я этого не понимал. Именно это погубило очень многих на Уолл-стрит, в том числе и людей, которых трудно причислить к желторотым новичкам. Дураки бывают обычные, которые все делают невпопад, и бывают дураки от Уолл-стрит, которые считают, что торговать нужно постоянно. Не существует разумных причин для того, чтобы каждый день продавать и покупать акции, и никто не обладает достаточными знаниями, чтобы при этом играть осмысленно».

    «Единственное, чего никогда не сделает фирма, работающая на фондовом рынке, — это не станет делиться комиссионными. Хозяин скорее простит биржевому брокеру убийство, грабеж и многоженство, чем снижение гонорара за ведение бизнеса меньше чем на священную цифру в восемь процентов. Само существование фондовой биржи зависит от соблюдения этого вечного правила».

    «Мои отношения с моими брокерами были достаточно дружескими. Их варианты балансов и отчетов не всегда совпадали с моими, отличаясь неизменно в сторону, неблагоприятную для меня. Забавное совпадение? Отнюдь! Я сражался за свои интересы и в итоге побеждал. У них всегда оставалась надежда получить с меня то, что я отобрал. Мою победу они, по-моему, воспринимали как временный заем».

    «Человек, который не делает ошибок, завладел бы миром за один месяц. Но человек, который не учится на своих ошибках, не владеет ничем. Конечно, если человек одновременно и умен и удачлив, он не повторит одну и ту же ошибку дважды. Но он может совершить одну из десятков тысяч ошибок, родственных ей. Семья ошибок так велика, что недостатка в глупостях, которые можно совершить, не ощущается никогда. Ошибку извиняет только возможность нажиться на ней».

    «Иногда мне кажется, что биржевые спекуляции — занятие противоестественное. Как правило, спекулянт вынужден идти против собственной природы. Естественные человеческие слабости гарантируют неудачу при спекуляции. Как правило, это либо те свойства, которые делают нас привлекательными для окружающих, либо те наши качества, которых мы остерегаемся при других рискованных предприятиях, где они даже менее опасны, чем при работе с акциями и ценными бумагами».

    «Главные враги спекулянта всегда осаждают его изнутри. Для человеческой природы характерно испытывать и страх, и надежду. Когда рынок оборачивается против спекулянта, единственное, чего он может ожидать, — это что каждый новый день может стать для него последним. Играть на бирже и быть нормальным человеком совершенно невозможно».


    05.07.2011
    ММВБ с 1 сентября переносит начало торгов на фондовом рынке с 10.30 на 10.00

    01.07.2011
    Банк Москвы

    18.04.2011
    S&P подтвердило рейтинги США, изменило прогноз на негативный со стабильного

    13.04.2011
    Отчет JOLTS указывает на то, что потребители, возможно, слишком пессимистичны относительно рынка труда

    12.04.2011
    МВФ призывает обеспечить независимость и нормативные полномочия новой ФСФР

    12.04.2011
    ГУВД по Москве по требованию прокуратуры возбудило уголовное дело о хищении средств с расчетных счетов Банка Москвы

    11.04.2011
    МВФ понизил прогноз для роста ВВП США в 2011 г

  • Архив новостей
  • © 2008 Представленные материалы носят информационный характер. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна. (Контакты: inMail at AFINA dot RU)