www.aFINa.su
  • Главная
  • Анонс.
  • Все обо всем и сразу.
  • Комментарий к фондовому рынку
  • Мифы и реальность финансового рынка
  • Технический анализ
  • Торговые идеи.
  • Финансовая грамотность
  • Карта сайта
  • Контакты
  • Главная страница | Мифы и реальность финансового рынка | Крах банка «Берингс»

    Крах банка «Берингс»
    Крах банка «Берингс»

    История «Берингс», одного из самых старинных банков Европы, восходит к 1717 году, когда Френсис Беринг переехал из Германии в Британию, чтобы заняться торговлей шерстью. В 1762 году его внуки, использовав накопленное семейное состояние, основали торговый банк. Благодаря безупречной репутации «Берингс» вскоре стал настоящим казначеем Британской империи. Наибольшего финансового могущества банк достиг во времена войны с Наполеоном, кредитовав военные операции Великобритании и России. Именно в эти годы один из известнейших политических деятелей Франции герцог де Ришелье сказал: «В мире есть только шесть великих держав: Англия, Франция, Россия, Пруссия, Австрия и «Берингс“». Банк упомянут в произведениях таких писателей, как Чарльз Диккенс, Жюль Верн и Александр Дюма. Последний, кстати, в сейфы именно этого банка поместил сокровища графа Монте-Кристо.

    Банкирский дом Берингов соблюдал консервативные деловые принципы на протяжении двенадцати поколений. С 1985 года им управлял член старинной финансовой династии Питер Беринг. Под его началом трудилось более четырех тысяч сотрудников.

    В 1989 году, принимая на работу 22-летнего Ника Лисона, Питер Беринг, конечно, не подозревал, что подписывает своему банку смертный приговор. Действительно, кто бы мог подумать, что молодой энергичный финансист приведет к краху величайший британский банк, в одночасье покончив с семейным бизнесом Берингов…

    Ник Лисон родился 25 февраля 1967 года в Уотфорде, пригороде Лондона. Его отец Уильям был простым штукатуром и видел Ника инженером-строителем. Сын же выбрал стезю финансиста, хотя в школе математика ему давалась с большим трудом.

    Ник Лисон

    После окончания университета Лисон недолго стажировался в банковской группе Моргана, затем перешел в «Берингс». Ник взялся за дело засучив рукава и уже в 1992 году получил место трейдера Сингапурского отделения банка «Берингс», занимавшегося спекуляциями на биржах Юго-Восточной Азии. У Ника появилась возможность проявить себя на крупнейшем финансовом рынке мира.

    Лисон выполнял заявки клиентов на покупку и продажу ценных бумаг и арбитражные операции с фьючерсными контрактами на японский фондовый индекс Никкей-225 на фондовой бирже в Осаке (OSE) и Сингапурской международной финансовой бирже (SIMEX). Арбитраж здесь подразумевает получение дохода за счет разницы в цене фьючерсов Никкей-225 на OSE и SIMEX, возникающей за счет разницы во времени работы этих торговых площадок. Иными словами, Лисон сначала покупал фьючерсы в Осаке, а потом продавал их подороже в Сингапуре.

    Внешне дела обстояли просто блестяще. В 1993 году Лисон принес банку 8,83 млнфунтов, что составило около 10 процентов всей прибыли «Берингс» в Сингапуре. В следующем году Ник заработал уже 28,53 млнфунтов — больше половины прибыли филиала. А только за первые два месяца 1995 года — 18,57 млнфунтов. Казалось, деньги повиновались ему, словно искусному заклинателю змей, говорил коллега Лисона по бирже. Люди стремились заключить с ним сделки, ибо на Востоке принято верить в судьбу и каждый хотел иметь дело с человеком, отмеченным ее счастливой печатью. К годовому окладу 200 тыс. фунтов «Берингс» добавил своей «сингапурской звезде» 750 тыс. премиальных (в феврале 1995 года их размер увеличится до миллиона фунтов!).

    А между тем дела «Берингс» на азиатских площадках шли все хуже и хуже, но знал об этом только Лисон. Он был слишком амбициозен, чтобы делать небольшие деньги на сделках с гарантированной доходностью. Буквально сразу после перевода в Сингапур Ник попытался провести несколько несанкционированных начальством биржевых операций и… проиграл.

    Однако в глазах руководства Лисон оставался восходящей звездой финансового рынка. Вскоре он стал главным трейдером, а заодно и управляющим службы оформления сделок сингапурского отделения «Берингс». Ник Лисон сам совершал операции, сам вел всю бухгалтерско-учетную документацию. Его практически никто не контролировал. Он умел так запутать аудиторов, что те предпочитали не задавать лишних вопросов, чтобы не выглядеть глупцами. Почти три года никто из тысяч сотрудников банка и внешних аудиторов не замечал, что банк несет многомиллионные потери.

    Система Лисона основывалась на встречных сделках банка с самим собой. Подобные сделки разрешены правилами бирж. Если трейдер получает заявки на покупку и продажу одинакового числа контрактов по одинаковой цене, он может провести взаимозачет по счетам своих клиентов. Ник проводил такие сделки между счетами по операциям с ценными бумагами.

    Убытки от неудачных сделок он переводил на забалансовый счет 88888 «Невыясненные ошибки» (китайцы считают этот номер счастливым). В реальности задача Лисона была сложнее. Чтобы приписки не бросались в глаза, он дополнительно разносил параллельные операции по счетам во времени и представлял их неравными суммами. А внешним аудиторам он показывал так называемые представительские письма за подписью своего непосредственного руководителя Саймона Джонсона. Эти письма подтверждали легитимность проводимых Лисоном операций. Письма были поддельными, но это выяснится лишь после краха банка.

    В 1992 году Лисон спрятал убытки на 2 млнфунтов. В 1993 году пришлось скрывать уже 21 млнфунтов, в 1994-м — 185 млнфунтов. Трейдер пытался побыстрее отыграться, но чем больше он рисковал, тем больше терял.

    Лисон вначале осуществлял сделки только за личный счет клиентов. Через некоторое время он получил право на «очень большие деньги» и мог уже самостоятельно заключать контракты от имени банка. Пакеты с миллионами акций, на которые он делал ставку, были всегда крупными, а его предложения — рискованными.

    Когда японский рынок покатился вниз, Лисон, стремясь восстановить его и компенсировать свои потери, решился на рискованную игру. Он начал скупать в огромном объеме фьючерсы на индекс Никкей-225. Поначалу казалось, что его расчет оправдался. Индексные арбитражеры бросились продавать дорогие фьючерсы и скупать дешевые акции. Причем в таких объемах, что цены на акции значительно повысились. То есть рынок стал восстанавливаться. В случае успеха Лисон получил бы очень большую прибыль.

    Но он недооценил слабость японского рынка. Арбитражеры действительно толкали рынок вверх. Но как только арбитраж заканчивался, рынок снова устремлялся вниз. Ник Лисон напоминал неудачливого игрока в рулетку — пытался возместить потери за счет все больших ставок. Он опять ставил на растущий Никкей, но индекс после некоторого роста снова падал. И так день за днем.

    В качестве гарантии для выполнения обязательств при операциях на основе индекса Никкей-225 требовалось внести залог в размере 3,25 процентов стоимости контракта. Если же гарантийный взнос не вносился, биржевые правила предусматривали ликвидацию контракта. Ник запросил у «Берингс» дополнительное финансирование. Значительные суммы, по крайней мере 550 млнфунтов стерлингов, путем комбинированных операций втайне были переведены Лисону в Сингапур для обеспечения фьючерсов.

    Были ли у Лисона шансы выиграть? «Да, такой шанс у него был, — считают ведущие экспертов лондонского Сити. — Если бы в феврале индекс Никкей превысил 19 пунктов, то Лисон бы выиграл. В начале декабря появились признаки того, что ставка Лисона выигрывает — индекс Никкей пошел вверх, но вдруг вмешался Сам Господь Бог».

    17 января в японском городе Кобе произошло страшное землетрясение. В результате был разрушен один из наиболее индустриально развитых районов Японии. Катастрофа в Кобе вызвала падение индекса Никкей. Лисон оказался в положении летчика, который пытается вывести самолет из крутого пике. Ник продолжал покупать контракты, надеясь переломить рынок. И это ему почти удалось, но тут у «Берингс» кончились деньги.

    В четверг 23 февраля 1995 года глава сингапурского отделения «Берингс» получил факс от своего главного трейдера Ника Лисона. В нем было всего два слова: «Сожалею, шеф». Связаться с Лисоном не удалось. За неделю до этого Питер Беринг распорядился провести предварительное следствие по сделкам Лисона в Сингапуре. Выяснилось, что трейдер проводил несанкционированные руководством операции, убытки от которых превысили собственный капитал банка (в итоге общая сумма потерь составила 830 млнфунтов стерлингов или 1,38 млрддолларов!).

    Из-за разницы во времени в Лондоне узнали о критическом положении в Сингапурском отделении банка в начале восьмого утра пятницы. А буквально через час правление «Берингс» уже собралось на экстренное совещание. Питер Беринг, говорят, не мог вымолвить ни слова и горько плакал на глазах своих подчиненных. Немного успокоившись, он информировал о катастрофе заместителя управляющего Банка Англии Рупера Пеннат-Реа. Вечером неприятную новость узнал министр финансов Кеннет Кларк.

    К концу дня убытки удвоились. В субботу, 25 февраля, «Берингс» выпустил официальное заявление для прессы. Питер Беринг еще надеялся на помощь Банка Англии, но ему было отказано в прямой финансовой поддержке, так как никто точно не знал, сколько именно потерял «Берингс». Порой речь шла об убытках до 4 млрдфунтов стерлингов (около 7 млрдфунтов по курсу 2007 года). Долговые обязательства могли возрасти в любой момент, и Банк Англии не хотел рисковать.

    Беринг готов был вести переговоры о продаже банка на любых условиях. В шесть вечера субботы пришло предложение от султана Брунея. Но через четыре часа султан отказался от сделки.

    В понедельник 26 февраля 1995 года Высший суд Британии признал банк «Берингс» банкротом. А еще через неделю, 5 марта, разорившийся «Берингс» за символическую сумму в один фунт стерлингов был продан голландской финансовой группе «Ай-Эн-Джи» (ING), которая продолжила торговлю фьючерсами на финансовом рынке Сингапура.

    В итоге вкладчики потеряли более 2,5 млрдфунтов стерлингов. По сведениям лондонской газеты «Гардиан», у королевы Елизаветы II и принца Чарльза «сгорел» миллион фунтов стерлингов. Приблизительно 500 тысяч фунтов лишилась и управляемая престолонаследником благотворительная организация «Принц-траст».

    Старейший британский банк «Берингс» исчез в черной дыре «потенциально неограниченных убытков, связанных со сделками», — писали английские газеты. Министр финансов Кеннет Кларк назвал причиной краха «мошенническую деятельность биржевиков».

    Как же складывалась судьба главного виновника скандала? Отправив факс «Сожалею, шеф», Лисон вместе с женой Лайзой Симс вылетел в малайзийскую столицу Куала-Лумпур, где поселился в роскошном отеле, причем за номер они расплатились кредитной карточкой «Берингс». 25 февраля Лисон отметил свой день рождения. О банкротстве «Берингс» он узнал из газет.

    Через неделю Лисоны отправились через Бруней, Бангкок и Дубаи в Германию, откуда собирались вылететь в Лондон. Однако 2 марта в аэропорту Франкфурта-на-Майне Лисон был арестован в транзитном зале федеральной пограничной службой. Трейдера доставили в камеру следственной тюрьмы и спустя некоторое время переправили в Сингапур.

    Лисон обвинялся в мошенничестве и подделке документов. «Финансовому гению» грозило до 14 лет тюрьмы. Суд принял во внимание то обстоятельство, что Лисон нанес ущерб банку и его акционерам неумышленно, и в декабре 1995 года приговорил трейдера к шести с половиной годам лишения свободы. Его имущество было конфисковано в пользу кредиторов «Берингс».

    Жена Лисона устроилась стюардессой, чтобы чаще навещать Ника в тюрьме. Когда он слишком откровенно описал их личную жизнь в опубликованной в 1997 году автобиографической книге «Жуликоватый трейдер» (другой перевод: «Трейдер — мошенник»), разозленная Лайза подала на развод. Книга стала бестселлером, на ее основе в 1998 году в Голливуде был снят одноименный фильм с участием Эвана Макгрегора. Авторский гонорар трейдер перечислил кредиторам банка «Беринг».

    В тюрьме у Лисона был обнаружен рак, он перенес тяжелую операцию. В конце 1999 года Ник досрочно вышел на свободу по личному распоряжению президента Сингапура, который сам страдал онкологическим заболеванием.
    Лисон обосновался в Ирландии. В апреле 2005 года он стал коммерческим директором футбольного клуба «Гэлвей Юнайтед», а в ноябре его генеральным директором.

    05.07.2011
    ММВБ с 1 сентября переносит начало торгов на фондовом рынке с 10.30 на 10.00

    01.07.2011
    Банк Москвы

    18.04.2011
    S&P подтвердило рейтинги США, изменило прогноз на негативный со стабильного

    13.04.2011
    Отчет JOLTS указывает на то, что потребители, возможно, слишком пессимистичны относительно рынка труда

    12.04.2011
    МВФ призывает обеспечить независимость и нормативные полномочия новой ФСФР

    12.04.2011
    ГУВД по Москве по требованию прокуратуры возбудило уголовное дело о хищении средств с расчетных счетов Банка Москвы

    11.04.2011
    МВФ понизил прогноз для роста ВВП США в 2011 г

  • Архив новостей
  • © 2008 Представленные материалы носят информационный характер. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна. (Контакты: inMail at AFINA dot RU)